Аэрокосмическое общество Украины
Аэрокосмический портал Украины
"Информационно-аналитический центр "Спейс-Информ"
 
В начало     Новости      Аналитика      Право      Магазин      Справочник      О нас
 
  Все новости
   
 
Андроник Иосифьян - учитель моей жизни

Из воспоминаний заместителя главного инженера КБ "Южное", лауреата Ленинской премии, кандидата технических наук Вадима Николаевича Паппо-Корыстина, работавшего в 1961-1968 гг. ведущим конструктором по ИСЗ "Метеор"

27 октября 1971 года. В траурном убранстве Краснознаменный зал центрального Дома Советской Армии. Медленно течет человеческая река скорбящих. У гроба нашего Михаила Кузьмича сменяются почетные караулы. Члены правительственной комиссии по организации похорон, ученые, космонавты, соратники, военные, гражданские...
Справа от гроба осиротевшая семья, родные, близкие. Среди них В.Ф. Уткин, А.М. Макаров. Глаза застилают слезы...
Выносятся траурные знамена, ордена и медали, венки. Автобусы вбирают в себя провожающих Михаила Кузьмича на Новодевичье кладбище. Все совершается без спешки и суеты, разговоры ведутся вполголоса. Вдруг сквозь окружающую массу прорывается человек с траурным венком. Он очень спешит, видно, как тяжело даются ему последние метры перед входом в здание, оттуда вот-вот вынесут покойного. “Да ведь это Иосифьян!” – восклицает кто-то в толпе. Из последних сил человек поднимается на второй этаж, где уже похоронная команда уже готовилась поднять на плечи гроб. Андроник Иосифьян рухнул на колени, сорвал с себя шапку и воскликнул: "Прощай, друг!".
Андронику Гевондовичу уже было далеко за шестьдесят. Ему было невероятно тяжело добраться из Нагорного Карабаха до Москвы. Но он успел. Сумел победить время и пространство, чтобы попрощаться с товарищем...
***
В день семидесятилетия Андроника Гевондовича я ему подарил портрет Кузьмича. "Миша..." — дрогнувшим голосом только и произнес юбиляр. Я уже далеко не молодой человек, перешагнул шестидесятилетний рубеж, но до сих пор горжусь и искренне радуюсь, что мне довелось в этой жизни встретиться с нашими Великими Учителями, к которым нужно, несомненно, отнести и Андроника Гевондовича Иосифьяна.
С огромным сожалением приходится осознавать, что в силу различных причин мы не вели систематических записей о жизни, поступках, работе, взаимоотношениях Иосифьяна, как Главного конструктора ИСЗ "Метеор" и директора ВНИИЭМ, с многочисленными смежниками, ведомствами и Правительственными органами. В рамках небольшой статьи мне хочется привести ряд картинок с натуры, непременным участником которых был Андроник Гевондович.

…Лето 1964 года. Идет подготовка к пуску первого спутника "Метеор". На космодроме Байконур стоит необычайная жара. Часам к одиннадцати утра условия работы в МИКе, а на открытых площадках в особенности – становятся крайне тяжелыми. Жара достигает 35-40 градусов Цельсия в тени. Иосифьян предлагает начинать работу с четырех часов утра. И хоть это предложение не проходит, т.к. его реализация связана с коренным изменением регламента работы транспортных средств, доставляющих работников полигона из Ленинска к площадке 42, привычного жизненного режима людей, – но характеризует Главного конструктора как руководителя, ищущего неординарные способы решения возникающих проблем.
Андроник Гевондович постоянно проживал, находясь в командировке на полигоне в 1964-65 гг., в гостинице "Люкс" на 43-й площадке в номере Михаила Кузьмича Янгеля. Зная характер взаимоотношений этих людей, мне кажется, что оба испытывали известное удовлетворение: Янгель как гостеприимный хозяин, а Иосифьян как друг и коллега, которому оказывались определенное доверие и симпатии со стороны самого Янгеля.
Ведь именно Иосифьян мог позволять себе восклицать, обращаясь к Янгелю во время совещаний главных конструкторов: "Михаил Кузьмич! Ты мой Рокфеллер, а я твой Лумумба! Дай мне два миллиона, я тебе сделаю такой объект, что пальчики оближешь!'. На что Кузьмич, улыбаясь, спокойно отвечал: "Андроник, ты срывал мне планы, когда делал несколько систем, а если тебе дать весь объект — ты меня без штанов оставишь!" А каждый из присутствующих понимал, что за этим шутливым диалогом проявляется озабоченность состоянием разработки, попытки сослаться на трудности финансирования и понимание того, что не только в финансировании причины отставания.
Так вот, проживая в "Люксе" и будучи Главным конструктором, техническим руководителем испытаний спутника, Андроник Гевондович питался в столовой "Люкса" вместе с руководством управления и членами Госкомиссии. Основная же масса сотрудников как ВНИИЭМа, так и других организаций питалась в солдатской столовой. Однажды услышав, что качество и выбор блюд в солдатской столовой, мягко говоря, недостаточно высокие, он решил в этом удостовериться сам.
Утром следующего дня с подносом в руках он уже выстаивал приличную очередь на раздаче, находил столовые приборы и усаживался за столик, на котором могла оставаться еще неубранная посуда. Это повторялось и в обед, и ужин. О качестве блюд и их разнообразии он уже имел собственное представление. В один из дней он сумел затащить в солдатскую столовую руководителей управления полигона... В скором времени жалобы прекратились, а Иосифьян восседал на своем привычном месте в столовой гостиницы.
Как-то утром я поинтересовался, по какой причине отменено совещание, намеченное накануне. Андроник Гевондович, уже усевшийся в машину, вылез из нее и достаточно громко, с упреком провозгласил: "Ты видишь, в какой обуви ходит Главный конструктор?" и поднял левую ногу. На подошве зияла дырка с палец диаметром. "Еду на десятку покупать обувь, нахал, ты этакий!
Меня "нахал этакий" нисколько не огорошил, ибо это был признак определенного доверия, и адресоваться мог далеко не всем, к тому же это было признаком хорошего настроения человека, которого я искренне уважал и любил. К обеду Главный конструктор вернулся в новой обуви, на два-три размера больше ноги, с подвязанными вокруг щиколоток шнурками. "Хожу как Чарли Чаплин, понимаешь!" Он был очень доволен. И, вообще, он был жизнерадостным, добрым, склонным к шуткам человеком. Всегда, даже за внешне подчеркнутой чудаковатостью, он оставался человеком, готовым прийти на помощь окружающим. Именно он спустя несколько лет сумел создать на северном полигоне в Плесецке вместе с Г.А. Аппаидзе завод электротехнического направления, на котором могли трудиться жены офицеров, до тех пор нигде не работавшие. Вот где истоки уважения, признания и любви к этому Человеку!
А как не восхититься умением Главного конструктора Иосифьяна, и возглавляемого им коллектива, находить и реализовывать неординарные решения. К примеру, создание в самые короткие сроки монтажно-испытательного корпуса в центре Москвы, у Красных ворот!
Или постепенное наращивание мощностей Истринского филиала. Благодаря этому, истринцы стали делать спутники собственными силами, включая изготовление корпусов, приборных рам, систем ГРС, антенно-фидерных устройств, систем терморегулирования!
Для многих испытателей ракетно-космической техники, которым доводилось длительное время находиться в командировке на Байконуре, не является секретом, что в свободное от работы время каждый командированный был предоставлен самому себе. Причем, свободное время могло исчисляться часами в течение рабочего дня, а то и несколькими сутками в течение рабочей недели. Естественно, каждый проводил это свободное время по-своему: кто-то читал книжки, кто-то играл в преферанс, кто-то прикладывался к чайнику с охлажденным спиртом, а кто-то и откровенно скучал, слоняясь по площадке или из номера в номер.
По инициативе технического руководителя экспедиции КБ "Южное" М.И. Галася, мы решили создать орган, в задачи которого входила бы разработка мероприятий, способствующих более интересному и полезному использованию свободного времени. В составе этих мероприятий были: создание фонда экспедиции за счет добровольных взносов из пусковых премий; приобретение спортивного инвентаря (настольный теннис, бильярдные столики, футбольные и волейбольные мячи, волейбольная сетка); культурного инвентаря (радиола, книги для пополнения библиотеки); организация спортивных состязаний; вечеров самодеятельности; проведение лекций, бесед на политические и научные темы.
Лето 1964 года,. Напомню, что именно в это время готовился к запуску объект "Метеор". Когда мы ознакомили Андроника Гевондовича с нашими планами, он одобрительно отметил: "Это новая форма советской власти!" В ответ на мою просьбу прочесть одну-две лекции для представителей военных и промышленности по его выбору – мне вновь довелось выслушать монолог с "нахалом этаким, который думает, что у Главного конструктора очень много свободного времени!" Вечером в его гостиничном номере сидела стенографистка, старательно записывающая тезисы будущих лекций…
Такого скопления народа в кабинете начальника управления А.С. Матренина, в приемной и примыкающем к приемной коридоре мне не доводилось видеть ни до, ни после... Андроник Гевондович, начав с физики – “матери наук”, продолжил эволюцией электро- и радиотехники, возможностью создания ИСЗ, задачами, решаемыми с помощью спутников... В кабинете, приемной, коридоре стояла необычная тишина, слышался только голос ученого с характерным акцентом. Иосифьян прочел три лекции, и это был, смею утверждать, первый и единственный случай в Управлении, когда академик щедро отдавал свои знания, облеченные в доступную для понимания форму, всем собравшимся. После каждой лекции, я, как ответственный за проведение мероприятия, традиционно благодарил лектора от имени всех присутствующих, и все здание наполнялось дружными аплодисментами. Мне кажется, получал большое удовлетворение и сам Андроник Гевондович...
Приехав однажды после обеда в МИК, он не преминул рассказать окружающим об одном случае. Молоденький лейтенант, проводивший у Иосифьяна в гостиничном номере ревизию аппарата правительственной связи, обратился с просьбой дать ему на ночь почитать книжку "Блеск и нищета куртизанок", лежавшую на письменном столе. "Я ему сказал, что он нахал и бессовестный человек! На столе физика — мать наук, труды по теории относительности, электротехника, математика, так ты ничего из серьезных книжек не захотел, а подавай только этих проституток!" Дальше, судя по рассказу, бедный перепуганный лейтенант, не ожидавший такой реакции, вытирал струившийся по раскрасневшемуся от стыда лицу пот, бормоча извинения.
Закончилось тем, что Андроник Гевондович похлопал лейтенанта своей массивной ладонью и сказал, чтобы тот забирал книжку. "Бери, бери — дело молодое, читай, нахал ты этакий".
Диапазон деятельности Иосифьяна был необычайно обширен. Казалось, что вполне достаточно для одного человека быть директором крупнейшего института с многочисленными филиалами, членом коллегии Министерства, главным редактором ряда журналов, главным конструктором одного из важнейших в народном хозяйстве страны космического аппарата. И вдруг, встречаясь с известнейшим директором Южного машиностроительного завода А. Макаровым, Андроник Гевондович начинает разговор о приобретении трактора, выпускаемого Южмашем, оснащенного к тому же полным комплектом навесного оборудования.
"Зачем тебе еще и трактор?" — изумился Макаров — "Тебе одного "метеора" мало?" Выяснялось, что Иосифьян является почетным председателем колхоза имени первой в мире женщины космонавта Валентины Николаевны Терешковой в Нагорном Карабахе. Что из этого, самого бедного в мире колхоза, он собирается сделать колхоз-миллионер. При этом он добавлял, что электростанция для колхоза уже выделена и отправлена по адресу.
Иосифьяну невозможно было отказать, и Макаров стал ему помогать…
В июле 1995 года Андронику Гевондовичу должно было исполниться девяносто лет. Но его жизнь оборвалась всего лишь за два года до этого… Иногда, мне очень хочется прийти к нему на могилу, склонить голову и сказать: "Прощай, мой добрый и мудрый учитель. Ты живешь в наших сердцах, умах, поступках. Спасибо тебе!"


Иосифьян Андроник Гевондович (1905 – 1993) – крупнейший ученый в области электротехники, вице-президент АН Армянской ССР, директор Всесоюзного НИИ электромеханики, видный организатор и научный руководитель работ в области электротехники в интересах науки, народного хозяйства и обороны страны, “Главный электрик всех ракет” по определению С.П. Королева, Герой Социалистического труда, Главный конструктор ИСЗ “Метеор”, Лауреат Ленинской и Сталинской премий, соратник и близкий друг М.К. Янгеля.



.

 
 
 
  Последние новости 11.12.2018: Китай хочет в апреле запустить возвращаемый спутник нового поколения
06.12.2018: Юрію Сергійовичу Алексєєву - 70!





© Space-Inform,  Kiev, 2001  
 

При использовании материалов ссылка на "СПЕЙС-ИНФОРМ" обязательна